Суд: если УК МКД признана банкротом, то закрепленным за ней домам могут запретить "уходить" в другую УК МКД

В России наметился новый тренд – в рамках дел о банкротстве управляющих МКД организаций арбитражные суды принимают обеспечительные меры, которые прямо запрещают региональным жилищным инспекциям исключать из реестра лицензий жилые дома, «закрепленные» за УК-банкротами.

Впрочем, меры распространяются и на УК, которым запрещается совершать действия, направленные на досрочное прекращение деятельности по управлению МКД, в том числе производить расторжение договоров в одностороннем порядке либо по соглашению сторон; направлять уведомления о прекращении действия договоров в связи с истечением их срока действия; совершать действия по переводу жилого фонда на обслуживание к иным управляющим организациям. Еще одно важное обстоятельство – запрет вводится в тех случаях, когда кредиторы указывали на намерение должника вывести ликвидные активы (жилищный фонд) из обладания должника в целях уклонения от расчетов с кредиторами (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 24 октября 2018 г. № Ф09-6332/18, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 октября 2018 г. № 12АП-11989/18, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 августа 2018 г. № 17АП-10132/18, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 декабря 2018 г. № 12АП-14157/18).

При этом суды указывают следующее:

  • достижение цели банкротства – наиболее полное удовлетворения требований кредиторов –возможно при максимальном сохранении за должником средств для погашения существующих долговых обязательств;
  • имущественные права, приобретаемые УК по договорам управления МКД, – это единственный ликвидный актив должника (способ получения денежных средств за оказание услуг по управлению домами);
  • запрет на досрочное прекращение деятельности по управлению МКД имеет целью сохранение ликвидных активов должника и наличие источника денежных средств, его способности к погашению финансовых обязательств, способствует предотвращению возможного недобросовестного поведения должника и полностью соответствует целям банкротства;
  • названные обеспечительные меры не нарушают права и законные интересы должника, кредиторов и публичные интересы;
  • утверждение о том, что обеспечительные меры фактически запрещают собственникам помещений МКД осуществлять свои исключительные права, предусмотренные Жилищным кодексом, по избранию способа управления домом, а также выбор УК по своему усмотрению, признано несостоятельным, поскольку запрет наложен судом на совершение конкретных действий УК и ГЖН и автоматически на собственников помещений МКД не распространяется;
  • кроме того, собственники не лишены права на расторжение договора управления с должником при наличии предусмотренных ст. 162 Жилищного кодекса РФ оснований и при необходимости могут реализовать право на судебную защиту иными способами, предусмотренными действующим законодательством;
  • в материалах дел нет доказательств, что у собственников помещений в МКД – в отношении которых приняты обеспечительные меры – возникли препятствия в реализации данного права в связи с принятием обеспечительных мер;
  • принимая во внимание срочный и временный характер обеспечительных мер, учитывая интересы заявителя, должника и иных кредиторов, суд полагает принятые обеспечительные меры соразмерными, направленными на сохранение существующего положения сторон (status quo), на предотвращение причинения должнику и его кредиторам значительного ущерба, поскольку непринятие заявленной обеспечительной меры может привести к уменьшению имущества должника.