В Кабардино-Балкарии идет суд над приставом- новым "Голуновым"

Кармоков Алим Олегович, РАБОТАВШИЙ РУКОВОДИТЕЛЕМ Прохладненского отдела службы судебных приставов был привлечен к уголовной ответственности за получение взятки в 2018 г. Через посредника БЕЗКРОВНОГО, своего заместителя и ……получении взятки по предварительному сговору с судебным приставом ШАХНИЦКИМ Д.А. в сумме 45 000 рублей, из которых 20 000 рублей якобы досталась ШАНИЦКОМУ, А 25 000 рублей Кармоков А.О. взял себе.

Обвинение родилось по надуманному основанию буквально в голове работника УФСБ РФ по КБР по Прохладненскому району СВЕТИКОВА, который не имея ни подтвержденной информации, ни постановления руководителя своего органа решил совместно с работником МООП Прохладный ЖЕЛИХАЖЕВЫМ провести операцию «по выявлению» взяткодателя КАРМОКОВА А.О. любой ценой. Единственно, что ЖЕЛИХАЖЕВ оказался поумней СВЕТИКОВА и заручился постановлением на проведение оперативно-розыскных мероприятий со стороны своего начальника ГЛАДКИХ. СВЕТИКОВ самостоятельно примкнул к чужому постановлению, ловко назвав все действо совместными мероприятиями и действую по принципу «победителей не судят»

С ноября 2017г. Работником ЖЕЛИХАЖЕВЫМ была установлена аудио-видеокамера в кабинете начальника службы судебных приставов Прохладненского района КАРМОКОВА А.О. Камера не показывала ничего, тогда ЖЕЛИХАЖЕВ со СВЕТИКОВЫМ решили придать «ускорение» задуманной ими операции.

С этой целью СВЕТИКОВ в 11 часов дня «пригласил» в Управление УФСБ гражданина Албегова, который после нахождения в стенах УФСБ до ночи наконец оставил на столе УФСБ заявление, что знакомый пристав БЕЗКРОВНЫЙ передал ему постановление об окончании исполнительного производства, которое он отнес в банк и получил кредит. В знак благодарности он дал БЕЗКРОВНОМУ 20 000 рублей за оказанную помощь. На слова БЕЗКРОВНОГО, что он передаст деньги кому надо внимания не обратил, так как о КАРМОКОВЕ А.О. речи не было, он его не знает, никогда не видел и ни о чем не договаривался. Требований о передачи какой-либо суммы денег от КАРМОКОВА А.О. не получал, если БЕЗКРОВНЫЙ О.Г.  что-то и сделал, то это была инициатива последнего.

 

Поскольку эпизод был весьма липким и вообще-то притянутым за уши, оба доблестных работника по предотвращению и пересечению преступлений, продолжали их развивать вопреки смыслу действующего законодательства.

 

Случай подвернулся очень скоро в лице ШАХНИЦКОГО. Последний возбудил исполнительное производство в отношении некоего гражданина АКОПЯН, наложил ограничение на автомашину, приобретенную последним у некой гражданки ЛАВРОВОЙ, не зная, что последняя накопила значительное количество штрафов. Этот факт обнаружился только после того, как гражданин АКОПЯН вложил в ремонт автомашины значительную сумму средств, чтобы привести ее в нормальное состояние и захотел поставить ее на учет. Вот тут и выявилось то неприятное обстоятельство, что из-за штрафов ЛАВРОВОЙ на машину наложено ограничение. По совету друзей он поехал в службу судебных приставов к некоему Диме, который и оказался ШАХНИЦКИМ Д.А. Встретившись с последним АКОПЯН озвучил свою проблему последнему. На что ШАХНИЦКИЙ благоразумно промолчав о том что именно он и возбуждал исполнительное производство и налагал ограничение, сделал удивленный вид, и, сказав, что он всю проблему должен выяснить у своего начальника и посоветоваться, как ее разрешить, на следующий день оповестил  АКОПЯН, что начальник потребовал передать 45 000 рублей. АКОПЯН, обрадовавшись, что ШАХНИЦКОМУ «добро» дал сам начальник, не долго думая передал последнему 45 000 рублей.

И совершенно аналогично первому случаю, АКОПЯН привозят в УФСБ, где через 5 часов он оставил кому-то из работников заявление о том, что передал приставу ДИМЕ 45 000 рублей. Причем заявление обозначено также на имя начальника МРВД Прохладный.

 

Оба заявления родились в стенах УФСБ 15.05.2018 г., а в след за заявлениями взяткодателей появились и заявления двух приставов, что деньги они взяли у взяткодателей для своего начальника КАРМОКОВА А.О. за окончание исполнительного производства в пользу Акопян и Албегова.

 

И вот этой преступной схемы, которую придумали 2 пристава БЕЗКРОВНЫЙ О.Г. и ШАХНИЦКИЙ Д.А. следственным органам хватило для того, чтобы возбудить уголовное дело и взять под стражу КАРМОКОВА А.О., который даже не ведал как за его спиной и его именем накрывают руки его подчиненные.

 

Прохдадненский райсуд, понимая хлипкость таких обвинений в адрес КАРМОКОВА избрал меру пересечения «домашний арест» не лишая свободы человека, чья вина не доказана достоверными доказательствами, у которого на иждивении один малолетний и один несовершеннолетний ребенок и чья репутация до сих пор разоблачена и не замарана корыстными помыслами своих подчиненных.

 

УФСБ, стремясь придать видимость опасности такой личности, как КАРМОКОВ решило искусственным путем создать видимость наличия признака, как давление на свидетелей. С этой целью в Верховный суд КБР была представлена Справка (заметьте Справка), что якобы КАРМОКОВ А.О. оказывает давление на БЕЗКРОВНОГО О.Г.. И вот этой фикции, оказалось достаточно, чтобы КАРМОКОВА А.О. взяли под стражу, где он прибывает до сих пор. Пребывает несмотря на то, что в суде должностной подлог автора Справки вылезает наружу, так как БЕЗКРОВНЫЙ О.Г., будучи предупрежден судом об ответственности за дачу заведомо ложных показаний совершенно конкретно пояснил, что никакого давления ни до, ни после на него КАРМОКОВ А.О не оказывал и больше того, об этом он БЕЗКРОВНОМУ ничего не говорил. И тем не менее что выяснилась ложь, благодаря которой КАРМОКОВ А.О. оказался под стражей была опровергнута, содержание под стражей осталось. Ну не действует закон на сознание и все тут.

 

По ходу процесса выяснились и другие неприглядные факты. Оказывается в должностные полномочия начальника отдела службы приставов не входит ни самому давать указание об окончании производства, ни выносить об этом постановления. Пристав исполнитель является самостоятельной процессуальной фигурой. Поэтому в случае с АЛБЕГОВЫМ КАРМОКОВ А.О. вообще указаний не давал, а БЕЗКРОВНЫЙ снял копию постановления у пристава исполнителя ПШУКОВА и сам поставил под постановлением свою подпись и передал АЛБЕГОВУ, чтобы он предоставил постановление в банк. Но исполнительное производство на самом деле не оканчивалось, и все это время находилось и находится в действии. Так спрашивается в совершении, каких действий в рамках своих должностных полномочий должен нести ответственность КАРМОКОВ А.О., который к данному эпизоду не имел никакого отношения БЕЗКРОВНЫЙ и сам весьма ловко провернул эту операцию и 20 000 получил от АЛБЕГОВА.

 

Не меньшей ловкостью обладает и ШАХНИЦКИЙ, который правда нагрел свои шаловливые ручки на большую сумму, на 45 000 за то, что сделал ссылку на начальника, т.е. дал понять АКОПЯН, что ему пришлось приложить усилия для того, чтобы уговорить начальника помочь. А на самом деле исполнительное производство тоже не оканчивалось. Постановление было вынесено молодой девушкой судебным приставом совершенно самостоятельно, как это полагается по закону. Ее ошибка была исправлена товарищем по работе приставом ПШУКОВЫМ вовремя заметившего ее ошибку.

Но во всей этой истории печально то, что взяткодатели были освобождены незаконно от уголовной ответственности, так как они написали заявления в стенах всесильного УФСБ о том, что дали взятку приставам, прошу отметить приставам, а не КАРМОКОВУ А.О.

А приставы фактически совершили мошенничество, присвоив денежные средства, а БЕЗКРОВНЫЙ еще и подделав подпись под официальным документом.

И, казалось бы как ясный день ясна непричастность КАРМОКОВА А.О. к указанным событиям ни по своему должностному регламенту, ни по отсутствию  каких-либо действий в пользу взяткодателей, но в изоляторе продолжает томиться именно он.

И вот тут встает вопрос, а был ли момент передачи денег подчиненными приставами своему начальнику. Ответ однозначный-нет.

За всей этой фальсификацией обвинения, как тень отца Гамлета стоит некогда всесильное КГБ, ну а теперь называемое в тон времени ФСБ. Не имея права на проведение ОРМ (оперативно розыскных мероприятий) , так как руководство не санкционировало, СВЕТИКОВ взялся документировать то, чего в природе не было. На вопрос адвоката, что делали по 8-10 часов у вас в УФСБ АЛБЕГОВ и АКОПЯН, ведь объем их объяснений не тянет и на 5 минут. СВЕТИКОВ не моргнув глазом заявил, что оба сами зашли к ним в Управление и пили чай и кофе, потом оставили заявления и ушли. Такой свободный рассказ работника столь серьезной организации, естественно породил  вопрос защиты, не принимает ли СВЕТИКОВ весь состав суда включая защитников умалишенными?!. Не моргнув глазом СВЕТИКОВ ответил, что нет, что все, что он рассказал истинная правда.

Не оформив надлежащим образом ни применение самой аппаратуры, ни законных оснований для ее применения, ни задокументировав факта и времени изготовления отдельных фрагментов копий из записей установленной аудио видео аппаратуры и предоставив суду этакий компот как рассекречивание сведения составляющие государственную тайну. Остается только предполагать наше государство Российское, если у него такие государственные тайны. Удивительно, что мы еще держимся.

Шантажируя АЛБЕГОВА и АКОПЯН наличием у них аудио-видео записей якобы передачи КАРМОКОВУ А.О. взятки, доблестные бойцы невидимого фронта ОРМ предоставили как бесспорное доказательство диск(копию) неизвестно с чего изготовленной копии аудио-видео записи.

 

Но при попытке закрыть результаты ОРМ в соответствии с УПК РФ данная аудио запись потерпела полное фиаско.

 

Согласно криминалистической экспертизе не удалось доказать, что она не имеет монтажа, так как эксперту потребовался подлинник для установления факта подлинности аудио-видео записи.

 

Эксперт портретист дал заключение, что образцы, запечатленные на видео записи не подлежат идентификации, так как непригодны

 

Как выйти из щекотливого положения. Следствие во главе осетинских, находят весьма сговорчивого эксперта …., который правда отмечу тоже сразу не замахнулся на заключение, указав что материала мало.

 

И тут следствие проявило чудеса изобретательности. Вместо отражения образцов как это требует УПК РФ, через руководство СИЗО-1 тайно воровски начали фотографировать КАРМОКОВА А.О. слева-справа через щелку двери, вдоль и поперек. Но снимки получились больше походи на гуманоидов нежели на землянина уже не говорю, что на КАРМОКОВА.

 

И вот тут эксперт….. Превзошел себя. Он исследовал не саму аудио-видео запись, хотя экспертиза была назначена повторная, а раскодровку с видеозаписи, которая экспертом КБР была признана непригодной для идентификации. Казалось бы если сама видеозапись непригодна, то раскадровка с этой записи тоже не пригодна. Но нет. Эксперт весьма обтекаемо указал, что на фотографиях в (это где гуманоиды(вероятно изображен КАРМОКОВ А.О., а на видео не представляется возможным установить. То есть ни вашим, ни нашим. И даже , что нарушены правило проведения экспертизы, на что указал в Рецензии экспертный центр г.Москвы. Факт еще и в том, что эксперт побоялся поставить свою подпись там, где он предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

 

Фаноскопическая экспертиза проведена не была, т.е. не установлен даже голос ли КАРМОКОВА А.О. Имеет место быть на стенограмме которую сделал следователь, хотя должен6 был сделать орган который предоставил рассекреченные ОРМ.

 

Ну да подумаешь, что ОРМ незаконное а экспертиза проведена неправильно. Зато как здорово обвинение слепили, просто…. Только при всех этих обстоятельствах КАРМОКОВ А.О. остается за решеткой, а дети без отца. На основании сфальсифицированных данных. И непонятно как относиться теперь к нашей Конституции, в которой указано, что мы светское, правовое государство. Почему то именно эта статья вызывает очень больше сомнение, которое не толкуется в пользу подсудимого. И от такого «правового государства» СВЕТИКОВЫХ и ЖЕЛИХАЖЕВЫХ СТРАШНО ЖИТЬ, ПОТОМУ ЧТО МЫ ДАВНО УЖЕ УТРАТИЛИ ЗВАНИЕ ПРАВОГО.

 

Потому что стоимость лжи человеческая ЖИЗНЬ.