Американцы продолжают идти тем же путем, на котором и возникла когда-то Америка, отвоёвывая свою независимость от Англии — путем борьбы уважающих себя людей за свои права и за свою свободу

Спокойно и рассудительно оценила процессы, происходящие в Америке, адвокат Юлия Николаева, давно живущая в этой стране:

«Происходящие в стране события крайне тревожны и неоднозначны, но, несмотря ни на что, и они — часть демократического процесса. Политическая корректность, конечно, обязывает нас говорить «мы за мирные протесты, но против беспорядков», но тут очень важно не спутать причину со следствием. Демократия обладает набором инструментов для обратной связи граждан с властью, как-то: честные выборы, независимые суды, возможность протестовать, свобода слова и собраний, независимая свободная пресса. Когда все эти ресурсы БЕЗУСПЕШНО исчерпываются, а власть остаётся глуха, наступает время восстаний. Да-да, бунты — часть демократического процесса зашедшего в недемократический тупик государства. Крайняя, нежелательная, печальная, но часть.

Мои друзья-республиканцы чаще всего являются теми же людьми, которые поддерживают Вторую Поправку Конституции, дающую право на свободное владение оружием, и в то же время выступающие за жёсткое подавление беспорядков. Они почему-то не ведают, что целью этой поправки изначально было «to give citizens the opportunity to fight back against a tyrannical federal government» (дать гражданам возможность бороться с тиранией федеральной администрации). Это уже потом появилось более бытовое толкование про право на самозащиту и защиту собственности, но мы же так любим ссылаться на буквальное толкование Конституции и первоначальные намерения отцов-основателей. Правда, исключительно только когда это совпадает с нашими чаяниями.

Приведу другой, более современный, пример, сопоставимый с происходящим. Законодательство США разрешает противостоять незаконному аресту вплоть, в случае необходимости, до убийства офицера, пытающегося его осуществить. Дословно это звучит так: «Citizens may resist unlawful arrest to the point of taking an arresting officer’s life if necessary.» Основная идея этого правового прецедента — злоупотребляя властью и предъявляя незаконные требования, офицер в корне подрывает оказанное ему обществом доверие, а следовательно и обнуляет данные ему полномочия, превращая его в рядового зарвавшегося гражданина. Именно так работает демократия — не люди служат закону и власти, а закон и власть служат людям. Власть имущие об этом традиционно забывают.

Эта основополагающая мысль в корне противоречит и другому распространенному аргументу, приводимому защитниками полицейских, неоправданно применивших оружие, к примеру, к человеку, ничего не совершившему, но отказавшемуся выполнить приказ полицейского: ты обязан подчиниться приказу полиции, не подчинился — сам виноват, получай пулю. А вот не обязан, если ты не нарушал закон. Только попробуй осуществить это свое право на практике — расшмаляют в восемь рук, не задумываясь и даже работу не потеряют. А такие вот поборники несуществующего «закона» скажут «так ему и надо». Проекция этой формулы на государство означает именно то, что отцы-основатели вкладывали в свою Конституцию изначально — если государство перестало выполнять вверенные ему функции и отвечать чаяниям выбравшего его народа, народ имеет полное право его свергнуть. Смотри опять же Вторую Поправку про тиранию федеральной администрации.

Много лет удавалось обходиться без этих крайностей. Обходились как-то выборами, мирными протестами, судебными разбирательствами. Не без проблем, не без конфликтов, не без страстей, но на каком-то дореволюционном этапе достигался консенсус как минимум с политически активным большинством.

В этот раз вместо поиска консенсуса сразу были предложены угрозы. Вместо попытки смягчить или разрядить ситуацию, исцелить боль, поддержать мирно протестующих, высказать понимание проблемы, объединить, сократить ширину раскола, президент выступил в своей обычной кондово-слоновьей манере твердолобого бизнес-танка. Он тупо отрезал протестующим путь к отступлению. Можно сколько угодно говорить о разных темных силах, использовавших протест в своих политических целях, о грабителях-мародерах, воспользовавшихся бардаком и безвластием, но основой протеста стали обычные люди, чья чаша терпения переполнилась. Убийство Флойда явилось лишь поводом, но почва массового недовольства зрела и набухала давно. Трамп может быть прекрасным дельцом, талантливым бизнесменом, искусным манипулятором, но страна — не корпорация, и президент — не хозяин, а нанятый работник. Трамп явно не видит этой разницы и поэтому диктует и требует, а не служит, не сотрудничает и не ищет компромисса, а ведь именно в этом роль главы государства в случае такого серьёзного раскола. Более того, он этот раскол только усугубляет и подогревает. Такого уровня агрессии в обществе я не видела за все 20 лет, сколько живу в Америке. И как бы не валили всё его сторонники на демократов, к которым тоже куча вопросов, именно Трамп ввёл в повседневную норму неприкрытое хамство, нетерпимость и агрессию к оппонентам, использование своих полномочий в личных мстительным целях и хронически-острый общественный конфликт. Став президентом огромный страны, он так и остался скандальным местечковым самодуром, не осознающим собственного невежества, мелким и мстительным, только с сильно возросшим «корпоративным» ресурсом. Можно, что называется, вывезти Трампа из дерьма, но дерьмо из Трампа не вывезти.

Но я хотела о другом. Я, на самом деле, хотела о позитивном. О том, что все происходящие сегодня в США процессы закономерны и нормальны. Это все тот же путь, на котором, собственно, и возникла когда-то Америка, отвоёвывая свою независимость от Англии — путь борьбы уважающих себя людей за свои права и за свою свободу.

И всё у этой страны будет хорошо…»