Система предупреждения о ракетном нападении в нашей стране уже способна обойтись без станций, расположенных в других государствах

Премьер российского правительства Михаил Мишустин поддержал решение о денонсации соглашения с Республикой Казахстан об использовании РЛС «Балхаш» в российской Системе предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Представление об этом было сделано российскими военными, которые сочли дальнейшие траты на содержание этого объекта нецелесообразными.

Виктор Кузовков

Разумеется, сразу появилось множество конспирологических версий, объясняющих это событие. Кто-то заговорил об ухудшении отношений между Россией и Казахстаном, кто-то пошел ещё дальше и говорит о том, что Россия продолжает терять влияние на постсоветском пространстве, кто-то намекнул, что нас оттуда «попросили»… И на первый взгляд, эти версии не так уж безосновательны: Система предупреждения о ракетном нападении является одним из ключевых элементов национальной обороны, и любые изменения в ней поневоле порождают слухи то об измене, то о критической некомпетентности тех, «кто у руля». Кроме того, денонсируемое сейчас соглашение с Казахстаном было подписано Путиным не так уж давно, в 2015 году, и тогда его подписание было признано серьезным успехом РФ на постсоветском пространстве. Так почему же, действительно, сейчас мы отказываемся от этого объекта?

Строго говоря, есть один исчерпывающий ответ – Россия построила на своей территории дублирующую РЛС нового поколения «Воронеж», полностью перекрывающий по охвату и дальности объект в Казахстане. Более того, РЛС высокой заводской готовности «Воронеж» и по своим эксплуатационным характеристикам гораздо комфортнее устаревшего казахского аналога – она потребляет значительно меньше энергии, намного проще в обслуживании, долговечнее. То есть, потратив деньги на свой объект, в России просто задумались о целесообразности дальнейшего финансирования устаревшей РЛС «Днепр». Экономика, даже военная, должна быть экономной – тут товарищ Брежнев все-таки был прав….

Давайте все-таки чуть подробнее поговорим о системе предупреждения о ракетном нападении, потому что без этого будет достаточно сложно понять, что вообще происходит в этой сфере, где мы находимся и к чему собираемся прийти. И для начала определимся с тем, что есть два основных компонента СПРН – наземный и космический.

Наземный компонент представлен мощнейшими РЛС, разработка которых началась буквально сразу после появления баллистических ракет. Мощность сигнала, а также особенности излучаемой волны обеспечивают таким РЛС очень большую дальность обзора. Так, у наиболее современной РЛС «Воронеж» он достигает шести тысяч километров. Для достижения таких характеристик используется сигнал метрового диапазона. Его достоинства – не задерживается атмосферой (облаками, тучами, северным сиянием и т.д.), не реагирует на мелкие объекты, отлично распространяется попрямой и легко обнаруживает достаточно крупные объекты на огромных расстояниях. Но есть и недостатки – например, низкая информативность, невозможность точно определить расстояние до цели и, как следствие, проблемы с построением траектории замеченного объекта.

Для того, чтобы нивелировать недостатки метрового диапазона, используются антенны дециметрового и сантиметрового диапазона. Они уже гораздо информативнее, в частности, с их помощью можно точно определить расстояние до цели, построить её траекторию и даже осуществить наведение противоракеты. Но они более чувствительны к состоянию атмосферы, капризны, а также не обеспечивают такой дальности, как метровые волны.

В настоящий момент российская промышленность может предложить военным сразу несколько модификаций комплексов высокой заводской готовности «Воронеж». Это «Воронеж-М» и «Воронеж-ВП» метрового диапазона, «Воронеж-ДМ» дециметрового и «Воронеж-СМ» сантиметрового диапазонов. Как уже говорилось выше, они не только более совершенны, но и существенно дешевле огромных старых комплексов типа «Днестр» или более позднего «Дарьял». Кроме того, они гораздо проще в производстве, монтаже и обслуживании, что приводит к очень существенному снижению эксплуатационных расходов.

Также следует отметить появление в арсенале наших военных РЛС ЗГО («загоризонтного обнаружения») 29Б6 «Контейнер». Принцип её действия основан на сканировании определенных пространств отраженным от ионосферы сигналом. Дальше антенны комплекса улавливают отраженный от воздушных целей сигнал, в свою очередь, ещё раз отраженный ионосферой. Такое вот тройное отражение… Этот комплекс не относится к СПРН, но в современных условиях является отличным дополнением к ней, поскольку позволяет на больших расстояниях (до 3 000 км) сканировать воздушное пространство на угрожаемом направлении и более-менее неплохо представлять себе, что там происходит. Таким образом можно обнаружить скопление авиации, летящие в сторону наших границ крылатые ракеты и другие низковысотные цели, которые практически невозможно «засечь» другими способами.

В принципе, в обоих случаях проявляется важная особенность СПРН – они созданы не для боя, а для обнаружения угрозы. Когда подлетное время межконтинентальных баллистических ракет вероятного противника не превышает сорока минут, крайне важно как можно раньше узнать о массовом их запуске, чтобы иметь хотя бы полчаса на нанесение ответно-встречного удара. В противном случае точность попадания современных боеголовок обеспечивает уверенное уничтожение даже шахтных ракетных установок. Также в местах постоянного базирования могут быть уничтожены все подвижные грунтовые комплексы типа «Тополь-М» или «Ярс», не несущие боевого дежурства. А с учетом совершенства современных средств спутниковой разведки, могут быть поражены и те, которые несут боевое дежурство за пределами постоянных пунктов дислокации.

Разумеется, мы должны вспомнить и о космической компоненте СПРН. В теории, она должна давать исчерпывающую информацию о запусках баллистических ракет вероятного противника, будучи, при этом, гораздо дешевле в производстве и эксплуатации. Но…

В советские времена была разработана и поставлена на боевое дежурство система «Око». Максимально группировка достигала численности в девять спутников «УС-К» и одного спутника «УС-КС». Она худо-бедно справлялась с контролем территории США, но с некоторыми участками акватории мирового океана, откуда могли нанести удар АПЛ противника, были проблемы. Поэтому в 1991 году на смену системе «Око» пришла система «Око-1» — более совершенная и эффективная. Правда, вместо запланированных одиннадцати спутников, на орбиту вывели всего восемь – девяностые, кризис, денег не хватало даже на столь важные объекты.

К сожалению, к 2015 году все спутники системы «Око-1» вышли из строя и Россия осталась без космической компоненты СПРН. На смену им должна была прийти система «Тундра» — ещё более совершенная, способная охватить своих недремлющим оком буквально весь земной шар. Помимо этого, спутники этой серии могли бы сами отстраивать траектории обнаруженных объектов, что значительно повышало их КПД. Был запланирован запуск десяти спутников 14Ф112 ЕКС «Тундра», а вся система должна была быть полностью развернута к 2020 году. Но санкции, отказ в поставке некоторых комплектующих, недостаточно быстрое импортозамещение… В общем, как-то так получилось, что реализация данного проекта сильно застопорилась, и сейчас мы фактически не имеем достойной упоминания космической компоненты СПРН.

Теперь, надеюсь, читателю стало немного понятнее, какое принципиальное значение имеет для нас наземная компонента СПРН. Становится понятнее и беспокойство, высказанное многими экспертами и комментаторами по поводу расторжения нашего договора с Казахстаном.

РЛС «Воронеж-М», пришедшая на замену расположенной в Казахстане устаревшей РЛС «Днепр», построена в Оренбургской области, возле города Орск. Её опытная эксплуатация началась ещё в 2015 году, а полноценно она начала эксплуатироваться с 2017 года. То есть, это уже вполне состоявшийся объект, характеристики которого известны не только «на бумаге», но и на практике.

Как уже писалось выше, дальность действия данного комплекса по высотным целям составляет около шести тысяч километров. Её охват составляет примерно 110 градусов, и она способна видеть цели от западной части Китая и Монголии до Персидского залива. Это что касается углов обзора. Что касается дальности, то тут и значительная часть акватории Индийского океана, и Индия, и Пакистан, и другие участки этого неспокойного (а с некоторых пор и ракетоопасного) направления. Фактически, вместе с аналогичными РЛС в Армавире, Барнауле и Иркутске они полностью обеспечивают контроль южного направления, на всем его немаленьком протяжении.

В такой ситуации необходимость в старой, построенной ещё в 1974 году, РЛС «Днепр» в Центральном Казахстане попросту отпадает.

Также нужно отметить, что такое развитие событий косвенно подтверждает – хотя бы с наземной компонентой СПРН у нас все в порядке. А скоро, будем надеться, и импортозамещение подоспеет, и на орбиту будут выведены спутники «Тундра». Если, конечно, у кого-нибудь батут не сломается…